****

… - Кто это? – спросил я сдавленным голосом.

 

«Писатель» улыбнулся:

 

 - Это наш товарищ рейхсканцлер. Вольфганг Вольфгангович Пушкин. Со своей дочерью Эльзой… - Однако, видя моё замешательство, он продолжил: - А та, фотографию которой тебе показывали мои коллеги, есть не кто иная, как самозванка. Особо опасная преступница, прибывшая к нам из параллельной реальности.

 

 - Из нашей? Откуда я?

 - Ммм… Не исключён и такой вариант. Во всяком случае: попробовать отыскать её – будет одним из твоих заданий. Если, конечно, ты согласишься вернуться.

 - Я согласен, - сказал я быстро. – Хочу вернуться.

 - Ну, вот и отлично. Поехали!

 

Мы сели в машину. По дороге назад Людвиг Иоганнович (так на самом деле звали «писателя»; и он, конечно, был никакой не писатель, а профессор - руководитель Восьмого отдела Секретной Научной Лаборатории) рассказал мне, как именно пройдёт моё возвращение в родную вселенную.

 - Мы используем специально разработанный аппарат перемещения. Напоминает сушильную камеру в прачечных – но это совсем не страшно и не больно. Даже весело. – Профессор улыбнулся. - Как вертикальная центрифуга в детских парках развлечений. Несколько секунд – и ты снова окажешься в своём доме на Малом Кондратьевском переулке… Так у вас, если я правильно помню, называется наша Третья Грузинская гáссе…

«Грузинская гáссе»? Да ещё и Третья? Господи…

 - Ближайшее окно в тоннеле между мирами откроется через несколько дней. У нас есть время подготовиться. Это очень важно. – Я совсем притих, глядя в окно, и профессор добавил с улыбкой: - Не волнуйся. Тебе понравится – вот увидишь…

…В лаборатории меня посадили на какой-то странный стул, чем-то похожий на электрический. И надели на голову специальный шарообразный шлем. Я погрузился во тьму.

 - Это одна из наших последних разработок, - сказала «председательша» (которая была ассистенткой Людвига Иоганновича). – Индивидуальный информаторий. Сверхускоренное воспиталище. Только мы тебя пристегнём – как в самолёте: для твоей же безопасности.

Мои руки и ноги намертво привязали к этому стулу. И включили «информаторий-воспиталище».

Я почувствовал одновременные уколы в оба виска – как будто в мою голову с двух сторон проникли тончайшие иглы. Попробовал дёрнуться – бесполезно: шлем держался плотно. В то же мгновение его внутренняя поверхность ожила – оказывается, это был сферический экран (примерно как в планетарии, только в разы меньше).

Вокруг меня замелькали картинки – десятки, сотни, тысячи фото и видео: репродукции, рисунки, схемы, лица, географические карты и тэ дэ… В уши наперебой влетали разные звуки – в основном голоса: обрывки разговоров, отрывки из лекций, цитаты, лозунги, песни и тэ пэ… Я даже запахи чувствовал – цветы, кровь, море, лекарства, пот, краски, порох, духи… Но самая важная информация втекала в меня, конечно, через эти невидимые иглы.

«Они промывают мне мозги» - догадался я в первые же секунды, но сопротивляться этому не было никакой возможности. И я сдался. Как говорит Зоя: если ничего нельзя сделать - расслабься и получи удовольствие.

И… вы знаете… не прошло и нескольких минут, как я начал… получать это самое удовольствие.

Во-первых, я узнал много нового.

Изучил всю историю Советского Рейха – с незапамятных времён до сегодняшнего дня.

Проникся древней культурой этой огромной нации.

Офигел от немыслимых достижений их мощной цивилизации (они, к примеру, давно начали заселять Луну и сейчас даже готовятся к пилотируемому полёту на Марс; а также активно осваивают глубины мирового океана – не говоря уже про всю Антарктиду; а, скажем, средняя продолжительность жизни у них – 88 лет!). Ну, и тэ дэ…

Во-вторых – и это, пожалуй, самое главное: я начал понимать их типа идеологию. И «нацком» – этот причудливый гибрид нацизма и коммунизма – перестал казаться мне чем-то диким.

Ну, и в-третьих. Когда на экране появилась Эльза… с её удивительной улыбкой… и лучистыми глазами… и стала петь гимн своей страны – обращаясь как бы прямо ко мне… у меня… как бы это сказать поприличнее… В общем, я возбудился. Ну, вы понимаете…

 

…Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,

И фюрер великий нам путь озарил;

Нас вырастил Сталин — на верность народу,

На труд и на подвиги нас вдохновил!..

 

Очень захотелось её. И не просто обнять. И не только поцеловать.

 

…Славься, отечество наше свободное,

Славяно-арийцев союз вековой!

Предками данная мудрость народная -

Советский наш Рейх! Мы гордимся тобой!..

 

…После сеанса этого воспиталища я – в выделенной мне отдельной палате - спал крепко-крепко. И сладко-сладко. И мне снилась она – Эльза…

 

На следующий день состоялся инструктаж. Басовитый доктор (которому я врезал тогда) и его врачиха с металлическим голосом поведали мне, что точная копия нашей Эльзы Пушкиной – девочка, называвшая себя Элли, - прибыла сюда, в эту реальность, за несколько дней до меня.

- Злостная провокация, - объяснял мне доктор. – С целью дискредитировать нашего Вольфганга Вольфганговича и его дочь.

 - Вот запись её официального допроса, - прозвенела врачиха и пультом включила висящий под потолком экран. И я снова увидел её…

Точнее – нет, конечно. Это была не Эльза – а её двойник: «Элли». Но как они похожи, чёрт меня подери! Поначалу мне даже показалось, что эта Элли так же прекрасна, как и Эльза. Но потом я увидел: нет, несмотря на идентичную внешность, эта «пришелица» - полная противоположность нашей красавицы.

 - Повторяю: я переместилась к вам, чтобы найти своего отца, - говорила «Элли», глядя в камеру и вытирая кровь с губы (её тут, похоже, били). – Это чистая правда. Мой отец, Тодд Сайрус – глава спец-центра «Эт Сэтера» при Научно-Исследовательском Инсти…

 - Как ты узнала, что он у нас? – перебил её бас доктора за кадром.

 - Никак. Мы пока не умеем перемещаться направленно – и к вам я попала случайно… Однако, судя по вашему вопросу (откуда я «узнала», что папа здесь), - продолжила Элли с экрана, - он и вправду у вас??

Вместо ответа в кадре появилась врачиха. И наотмашь ударила диверсантку. Доктор остановил запись:

 - И всё примерно в таком же духе. Больше эта маленькая дрянь ничегошеньки нам не сказала! И мы – как гуманисты – вынуждены были перевести её в одиннадцатый отдел…

 - Но там произошло немыслимое: она сбежала.

 - Как??? – изумился я. – Сбежала? Отсюда – из лаборатории?!

 - Ей явно помог кто-то из наших… Мы сейчас проводим внутреннее расследование – и обязательно сорвём маску с оборотня… Но факт остаётся фактом: «Элли» удалось ускользнуть куда-то в соседнее измерение…

 - Причём произошло это как раз в тот самый час, когда нам сюда доставили тебя.

Я обалдел. Вот оно что…

 - Я был уверен, что это неспроста. Что ты с ней как-то связан. Но Людвиг Иоганнович убедил меня, что это совпадение…

 - Очень может быть, что «Элли» оказалась именно в вашей вселенной. Там у «тоннеля» дежурят наши люди, но они могли её упустить. Твоя задача: выяснить, не появлялась ли она у вас. И если да, появлялась, - то ты должен помочь нашим найти её.

 - Что за «наши»? – спросил я.

 Вместо ответа доктор опять включил монитор. И я снова опешил: с экрана на меня смотрели хорошо знакомые мне лица - из нашего дома: консьержка Анна Михална и лифтёр Юсуп. Однако – оказывается – за тишайшими образами обычной московской тётеньки и скромного «гастарбайтера» скрывались самые настоящие… агенты под прикрытием.

Вот что было в их досье (сразу перевожу на более привычный русский).

Анетта Михаэлевна фон Россенкранц (урождённая Бугрищева). Старший фельдфебель 8-го отдела СНЛ им. Г. Гиммлера. Истинная славяно-арийка 1-й категории. Член НКПСР с 0022 года. Характер сталинский, пытливый. Образование средне-специальное. Вдова. Родственников за границей не имеет. Интернирована не была. Беспощадна к врагам СовРейха.

Йозеф Йозефович Гугенлоэ-младший. Капрал 8-го отдела СНЛ им. Г. Гиммлера. Славяно-ариец 2-й категории. Член НКПСР с 0036 года. Характер гёббельсовский, осторожный. Образование среднее. Отменный семьянин. Имеет дальних родственников за границей (рейхскомиссариат Зюдамерика). Интернирован не был. Нетерпим к врагам СовРейха.

 - Кстати. У них там что-то не ладится друг с другом, - сказал доктор. - Присмотрись к обоим. Потом пришлёшь рапорт…

…Провожал меня лично профессор Людвиг Иоганнович. Вместе со своей ассистенткой-«председательшей». Он передал мне пакет для тамошних своих. И сообщил, что результаты тестов и анализов у меня хорошие, но на всякий случай вручил мне пузырёк с белыми таблетками.

 - Помогают при адаптации, - подмигнул он. И обнял меня на прощание. – С богом. Товарищ рейхсканцлер с нами!..

У круглой дверцы Перемещателя (действительно напоминавшего огромную сушильную машину, какие бывают в промышленных прачечных) мне вкололи усыпляющее – чтобы я всё-таки не испытал неприятные ощущения в «тоннеле». Поэтому: как меня загружали внутрь (и что именно происходило потом, во время перемещения) – я не помню…

…Очнулся я там же, где эта история началась, - на крыше. Голова раскалывалась, всё тело ныло. На Москву опускался майский вечер, а надо мной кто-то жужжал. Я поднял голову: в воздухе завис небольшой чёрный дрон, чем-то похожий на серпомолотовидную свастику Советского Рейха. «Наши» - подумал я и помахал красному глазку его камеры.

Очень скоро прибежали Анна Михална и Юсуп. Оба – в своих оранжевых жилетах работников коммунального хозяйства, за которыми я разглядел спрятанные пистолеты.

 - Хайль Пушкин, - взволнованно поприветствовала меня консьержка. – Добро пожаловать цурюк! Пакет давай…

 - Вилькоммен домой, - сказал лифтёр и изобразил улыбку. Они как-то сразу приняли меня за своего. – Что тут без тебя было!..

 - Что? – не понял я. И передал пакет Михалне. Она его тут же вскрыла - и начала читать письмо.

 - Ну… тебя ж в розыск объявили. Как пропавшего без вести… - стал объяснять гастарбайтер. - Но сначала на нас «мырцы» напали… Насилу от них отделались!

 - Кто-кто напал?

 - Психи из МЫРа. Потом расскажем… - вздохнула тётенька, быстро закончив чтение. - Устал, небось? Обратно «на хаус» хочешь? Или..?

 - Или? – удивился я. - А есть ещё какие-то варианты?

 - Ну… Их у тебя всего два, - рассудительно ответила Михална. - Можно вернуться к родителям. Снова в школу и тэ дэ… И работать как мы - под прикрытием. Так проще. Безопаснее. Риска меньше. И вообще…

 - А можно перейти на нелегальное положение, - продолжил Юсуп. - То есть совсем уйти в подполье. И заниматься более серьёзными делами. Саботаж, диверсии, провокации… Как наш главный резидент… Так круче!  

Я задумался. А правда: что для меня сейчас лучше? И круче?..

****

И  Т. Д. ?

Продолжение следует?

©2020