*****

… - Током давай, - сказал я. – Пусть вас самих там долбанёт, ироды. 


 - Чёрт с тобой, - вздохнул Берни. И пошутил: - Помирать – так с искоркой. 


Зия улыбнулась и вдруг крепко обняла Берни. В её глазах появились слёзы. И я подошёл к ним. И тоже обнял. И посмотрел на Иноха.


 - Ну??? Чего медлишь, гад?!. – крикнул я изо всех сил. И постарался засмеяться. Чтоб не так страшно было. Хотя очень хотелось плакать. Но я не заплакал. Слёзы сами катились – помимо моей воли.


На Иноха – да и на его родителей тоже – наше поведение явно произвело впечатление. Они злобно переглянулись. «Мама» с «папой» одновременно кивнули сыну, и он нажал красную кнопку.


Сжимая друг друга в объятиях, мы с Зией и Берни слились воедино. Сейчас шарахнет…


И в этот момент… Что-то там не сработало. Люминесцентные лампы над нами начали как-то странно «моргать». Инох недоумённо посмотрел на родителей – и снова надавил на красную кнопку. Потом ещё и ещё. 


И вдруг – хлоп! Сверху коротнуло, проскочила искра – и свет в один миг погас. Весь. Полностью! У них что – вылетели пробки??? Электричество кончилось – казнь отменяется?!.


В ту же секунду факела за стеклом пришли в движение – и мы увидели, как в комнату с кнопками ворвался какой-то человек.


Точнее, их оказалось двое: впереди бледный как собственный белый халат Людвиг Иоганнович, а сзади его за шею одной рукой жёстко обхватывал какой-то жутковатый дядька - лысый и безбровый - в такой же больничной робе, как и мы трое. Где я его мог видеть?


Вторую руку этот «череп» вытягивал перед собой, и на ней чернел тот самый браслет, из которого тогда - во время нашего неудавшегося побега - в нас стрелял сам профессор. Красный лучик прицела перескакивал с «папы» на «маму» и на Иноха.


- Всем на пол! – орал лысый. - Убью!! Бросайте оружие!!!


Но они не послушались. Семейка в полном составе – все трое (причём одновременно, как по команде)! - стали выхватывать свои стволы. Однако «кащей» оказался быстрее: тремя короткими очередями огненных шариков он сшиб их с ног, и они рухнули тоже почти синхронно. Упавшие факела заполыхали ещё сильнее.


Лысый развернулся и начал остервенело палить сгустками оранжевого пламени прямо в нас – то есть в прозрачную стену. Не прошло и четырёх секунд, как стекло треснуло и расплавилось. Толкая Иоганныча впереди себя, его захватчик ринулся к нам в образовавшийся проём. Так и не ослабляя объятий, мы лишь вжались в самый угол «казнильни».


И вдруг он, разглядывая нас, замер, как вкопанный.


 - Не понял, - прохрипел он. – А где Элли?


 - В-в-вольфганг Вольфгангович??? – заикаясь, пролепетал Берни. – Товарищ рейхсканцлер?!.


Точно. Я вспомнил, где видел это лицо. В том учебном фильме, который мне показывали Зия и Берни! Этот лысый был  – если память мне не изменила - не кто иной, как главный местный шишка (типа президента их СовРейха, что ли)! Но как он оказался здесь – да ещё в таком виде???


 - Я не ваш Пушкин, - с досадой простонал «череп». – Мы двойники - из разных вселенных… Но… Где Элли?!. – это он уже обратился к профессору, наставив на него свой браслет. Иоганныч подло молчал, «герой» хренов.


 - Элли сбежала нафуй! – прокричала Зия. – Переместилась! И нам, блях, пора вообще-то!!!


 - Ладно… - скрипнул зубами «не-Пушкин». – Действительно пора: «окно» вот-вот закроется! Вы со мной? 


 - Да!!! – хором заорали Зия и Берни. 


А я спросил:


 - А куда?  


 - Там видно будет, - ответил лысый. – Разберёмся по ходу дела. Лишь бы отсюда свалить!


Он с силой оттолкнул профессора и выпустил в него всего один шарик. Иоганныч сразу затих на полу. 
В ту же секунду из проёма мы услышали голос, усиленный мегафоном:


 - Сдавайтесь, Сайрус! Вы окружены! Обещаем сохранить вам жизнь. Если нет, то считаем до трёх – и открываем огонь на поражение! Раз!


 - Так. Прижмитесь ко мне, все трое – как можно крепче… - прошептал «череп». – Чтоб не потеряться «по дороге»…


 - Два!!


Вцепившись в него со всех сторон и спаявшись в единое целое, мы услышали жуткое сипение – и сразу же почувствовали, как из потолочного отверстия мощной струёй забил едкий невидимый газ. Эта гадость, похоже, действовала мгновенно: глаза, нос и рот страшно обожгло – как будто нам серную кислоту в лица плеснули. Мои дыхательные пути в один миг парализовал сильнейший спазм – и я забился в судорогах.


 - Три!!! 


 - Перемещаемся!!! – закричал Сайрус. 


И что-то там повернул у себя на брасле…



…Приходилось ли вам когда-нибудь ощущать себя потоком заряженных частиц? Гигантской искрой? Протуберанцем плазмы? Электрическим разрядом? 


Мне – о, да, приходилось. Впрочем, все вышеперечисленные метафоры блёкнут перед тем, что с нами стряслось на самом деле – когда Сайрус привёл в действие свой чудо-гаджет.


Я на мгновение умер. А потом сразу родился заново… 


…И была тьма. И был огнь небесный. И был гром. Молния (то есть мы с «черепом») ударила в сухое мёртвое дерево – оно вспыхнуло и треснуло, но не загорелось. Я шлёпнулся на мокрую траву. Сайрус приземлился неподалёку.


Вокруг нас темнел какой-то не очень густой лес. Или это был глухой парк?


 - Что это было? Где мы? – спросил я, приходя в себя и озираясь. – И куда делись Зия и Берни?


 - Понятия не имею, - пробурчал лысый, недоумённо потирая запястье. – У меня Нава исчезла. Мой наручный компьютер…


Наручный компьютер? Который ещё и стрелять умеет? И перемещать в параллельные миры?


 - А вы, извините, кто? – спросил я робко.


 - А ты сам? Я ещё там заметил: копия Итана Дюйфа – но ты ведь явно не он… - «Череп» пытался разглядеть меня в лунном свете. 


Не знаю, про кого он говорил. Но я всё рассказал. Мне почему-то показалось, что ему можно – и даже нужно – довериться.


 - Так ты значит, из Реальности Номер Два?.. – с любопытством переспросил он. – Российская Федерация, если не ошибаюсь? Бывал у вас. Недавно. Это самое первое удачное перемещение было. Всего несколько минут, правда. Но запомню на всю жизнь … - Лысый усмехнулся. – Позволь представиться: Тодд Сайрус. Руководитель спец-центра «Эт Сэтера» и командир отряда альтернавтов.


Он протянул мне руку – и я не без удовольствия её пожал.


 - Каких-каких «-навтов»?


 - Альтер-. Мы только начали путешествовать между альтернативными мирами… Пошли, - он снова огляделся. – Попробуем понять, где мы… По дороге всё расскажу.


Куда мы двинулись наугад по странному лесу – я не знаю. Но Сайрус был сама уверенность. И я шёл с ним без страха. Хотя то, что он говорил мне про свою реальность, с трудом укладывалось в голове.

 

Соединённые Штаты России? Не было революции, СССР, войны?? НИИ Космологии??? Альтернавты?!.
 

...Когда из других вселенных один за другим не вернулись целых три его товарища, Сайрус решил отправиться на их поиски сам. Но попал почему-то не в нашу реальность (которую он называл Номер Два), а в Советский Рейх (то есть, стало быть, Мир Номер Три). Где его приняли за диверсанта и провокатора – потому что он оказался точной копией не кого-нибудь, а их самого главного начальника: рейхсканцлера Пушкина!


Сайруса там пытали. О, я даже догадываюсь, кто именно! Но потом ему удалось склонить к сотрудничеству коллегу - профессора Людвига Иоганновича. И тот сообщил по секрету, что к ним прибыла… Элли.


Элли??? Как Элли, откуда?!. Переместилась сама. Отца ищет.


 - Зря этот гад так разоткровенничался со мной, – ухмыльнулся Сайрус. – Я за свою дочь горы свернуть могу. 


Ему удалось обратно завладеть своим супер-браслетом, который он называл женским именем «Нава» (от слова «навигация»). Взяв Иоганныча в заложники, Сайрус добрался до «казнильни», где перепуганная дежурная санитарка выдала ему, что, мол, «девку из другого измерения утилизируют - с минуты на минуту!». Пришлось первым делом вырубить электричество - раздолбать месиный щиток к чёртовой матери.


 - Ты точно Элли там не видел? – в который раз переспрашивал он.


И я снова и снова пересказывал ему то, что узнал от Зии и Берни: Элли каким-то чудом сбежала. Переместилась куда-то!


 - Где теперь её искать? – в голосе Сайруса слышались нотки отчаяния. – В какой вселенной?? Может, здесь – в этой??? Но куда мы попали, чёрт возьми?!.


Зря он помянул нечистую силу.


Потому что в следующую секунду они нас и поймали. 


Черти. Самые настоящие.


Я на что-то наступил своей босой ногой – и в следующее мгновение вокруг щиколотки обвилась и дёрнулась петля. Замаскированная наклонённая ветка резко выпрямилась и – фюить! – мощно и легко подбросила меня вверх тормашками. Я заорал в ужасе.


Сайрус тоже не успел ничего понять. Крикнул, рванул ко мне – и сам попался. В капкан! Дзынь! Железная пасть, захлопываясь, отвратительно лязгнула на его ступне, и он завопил от боли.


И тут же - словно из-под земли – повыскакивали они. Черти: какие-то грязные лесные люди в лохмотьях. С палками и верёвками. Радостно улюлюкая, они окружили нас. 


 - Целых двое, блях! – Басом ликовал их бородатый предводитель. – Давно такой охоты не было! Захлебись!


И его голос, и выражения показались мне, как говорится, до боли знакомыми.


Черти сняли меня с петли и капкан с ноги Сайруса, грубо засунули нам по кляпу, крепко связали обоих и потащили куда-то.

 

Лес скоро закончился, и вся процессия вышла к какой-то деревне, раскинувшейся на берегу речушки. Я совершенно не узнавал местности.


 - Самца на живодёрку к лекарю нафуй, людёнка в хлев, - железным голосом распорядилась одна из охотниц. Ну, точно. «Доктор» с «врачихой». Давно не виделись. Они и в этой вселенной тоже над людьми издеваются. А как же. Только вот про какую это «живодёрку» она только что сказала??? И как-как меня назвала – «людёнок»?!. 


Брыкающегося Сайруса унесли куда-то в сторону, а меня развязали и бросили на прелую солому - в небольшой загон для скота. 


Мог ли я подумать, что именно здесь, в этом вонючем хлеву, мне встретится, наконец, настоящее счастье? Не успел я опомниться, как из тёмного угла раздался самый прекрасный голос на Земле (и во всех её измерениях):


 - Привет. Ты кто? Откуда?


И из мрака выглянула она. Лучшая девушка в мире. Это был шок.


 - Элли??? – проорал я хриплым шёпотом. – Ты здесь?!. 


 - Ты знаешь, как меня зовут? – изумилась она. 


И тут же осеклась: в проёме калитки появились двое. Он и она. Одетые ещё грязнее охотников – но я узнал и их. Это были двойники ЖЭКовских работников из нашего дома: лифтёра Юсупа и консьержки Анны Михалны. Тётенька вывалила на солому горячую варёную рыбину, а «гастарбайтер» положил свежий дымящийся… стейк:


 - Новенький людёныш? Худющий-то какой… Покушай, касатик!


 - Мясо не ешь… - прошептала Элли. – Это человечина!!!


Что она такое говорит?? Вы не представляете, как я проголодался, скача из одного мира в другой. А сочный жареный кусок источал такой аппетитный аромат… И рыбу я с детства как-то не очень… Что ж взять?..

*****

И  Т. Д. ?

Продолжение следует?

  • Facebook
  • Twitter
  • VK
  • Telegram

©2020