*****

…И я повернул шарик Глоби.

 

В то же мгновение… как это описать словами? Меня будто током ударило. Заряд в триллион киловатт, не меньше. Тут же сгинуло всё вокруг – и «барабан», и «иллюминатор», и сам агрегат, и Глоби, и все остальные, и всё остальное. Да и сам я – тоже исчез. Словно разъялся  на молекулы и атомы. Превратился в гигантскую искру.

 

За миллиардную долю секунды предо мной пролетела вся моя жизнь – все пятнадцать с небольшим лет. Только задом наперёд – точно кто-то пустил сверхускоренную обратную перемотку.

 

«Стиральная» машина – Юсуп – Михална – Итан – подвал – крыша – дрон – штатив – смартфоша – Глоби - ключ – ночь – родители – больница – Боб и Зоя – библиотека – дом – книжки - школа – кино - лагерь – дача – бабушка и дедушка - садик – ясли – роддом – утроба - яйцеклетка мамы – сперматозоид отца…

 

Ярчайшая и мощнейшая вспышка – как Большой Взрыв.

 

И я – молния.

 

Я - электрический разряд в атмосфере.

 

Я – поток раскалённых частиц, замысловатым зигзагом бьющий с небес.

 

Жуткий треск. Потом страшный гром.

 

И – густой серый туман вокруг. А я парю в невесомости.

 

Что это? Я в облаке?? Или, точнее, внутри грозовой тучи???

 

Я жив?!.

 

Похоже, что жив… Почему-то абсолютно голый… Ни одежды, ни обуви… И Глоби нет… Лечу в кромешном беспросветном пространстве через мельчайшую взвесь водяных капель… Которая несётся сквозь меня - снизу вверх…

 

Я падаю!!!

 

Падаю с неба! С огромной высоты: поток встречного воздуха треплет меня как пёрышко, я задыхаюсь, мне холодно. Кругом не видно ни черта…

 

Потом вдруг – раз! Я чувствую, что капли резко кончаются. Теперь просто мощный ветер снизу. Я что - вылетел из облака?

 

В этот момент где-то совсем рядом с громом лупит ещё одна молния – что называется, от души: долго, ослепительно и раскатисто. И в этих страшных всполохах я вижу, наконец, куда именно падаю.

 

Насколько я могу обозреть, болтаясь в воздухе, прямо подо мной – далеко внизу – сплошная… чёрная жидкость. В ряби которой и отражаются искрящиеся вспышки.

Я над морем???

Ещё один удар молнии – чуть подальше. И картина разворачивается подо мной во всём «великолепии»: я успеваю заметить, что внутри кругового периметра горизонта – одна только вода. Ни клочка суши.

Океан?!.

Океан - огромный, могучий, безлюдный и страшный - с бешеной скоростью летит прямо на меня. Ещё немного – и он разинет свою чудовищную пасть… и проглотит.

…Мне несколько раз снилось, что я выпадаю из самолёта. Лечу вниз, меня колбасит в воздухе. И я ничегошеньки не могу поделать. Крыльев-то у меня нет!

Иногда в этих кошмарах подо мной – бескрайние зелёные джунгли. Или мёртвая жёлтая пустыня. Но чаще всего я падаю именно в синий океан.

И вот этот ужасный сон сбывается… Только наяву всё происходит гораздо страшнее - не днём, а ночью: вода подо мной черна и бездонна, как небо без звёзд.

Инстинктивно и судорожно я пытаюсь распластаться в воздухе этакой белкой-летягой – чтобы хоть как-то замедлить падение. Чтобы удар о воду не был таким сильным!

Но у меня ничего не получается. В последние метры перед столкновением я решаю резко поменять тактику на абсолютно противоположную – чтобы войти в воду максимально отвесно:  как прыгун-спортсмен, как ныряющая за рыбой птица, как игла, в конце концов!

Я вытягиваюсь в струнку, хочу выпрямить руки над головой, но в последнее мгновение коварный ветер разворачивает меня. Спиной к поверхности.

Удар!!!

Дикая боль во всём теле. Ледяная вода. Кромешный мрак вокруг. Бульканье пузырьков. И вселенский ужас: я сразу пойду на дно - или буду медленно и мучительно умирать на поверхности, качаясь на волнах?..

И вдруг…

Моё угасающее сознание успевает увидеть под водой… какую-то леску, связанную квадратиками… оранжевые поплавки… Рыболовная сеть?

Ещё секунда… и откуда-то снизу - сквозь толщу беспросветной, но при этом прозрачной воды – мощный… луч прожектора.

Туда… Сюда… «Сканирует» верхние слои. Находит меня – и останавливается. Я слепну в этом холодном свету.

И ещё через секунду – где-то глубоко внизу… отчётливый сигнал тревоги: отвратительные прерывистые гудки, которые для меня сейчас звучат как ангельские хоралы. Где-то рядом люди??.

Точно: сеть, которая меня поймала, колеблется, и я замечаю приближающихся ко мне водолазов. В каких-то очень странных костюмах со шлемами.

И перед тем, как окончательно отключиться, я вижу на груди этих «скафандров» точно такой же логотип, какой был на обратной стороне Глоби – ещё там, на крыше: «Etc.»…

…Но я не умер.

Пока.

Первое, что я увидел, когда мне вернули сознание, было… лицо Элли.

Самая прекрасная во всей вселенной девушка, склонившись надо мной, улыбалась. Но со слезами на глазах. За её спиной на меня смотрели не знакомые мне мужчина и женщина в медицинских масках и в белых халатах. Я лежал в какой-то суперсовременной палате, которая как-то странно покачивалась. Я совершенно не чувствовал своего тела.

 - Элли… - прошептал я.

 - Илья… Ты очнулся. Какое счастье.

Она так и сказала, клянусь: «Какое счастье».

 - Ты знаешь, как меня зовут? – Я чуть не плакал.

 - Конечно. Мне Глоби всё рассказал. – Элли подняла своё запястье, на котором в белом браслете сиял гаджет с зелёно-голубым шариком:

 - Привет, Илья! Рад тебя видеть!

 - Взаимно, Глоби. Мне тебя не хватало. Куда ты пропал тогда? – Я говорил ему, а смотрел на Элли. Оторваться не мог.

 - О, это целая история, - вздохнул Глоби. – Потом расскажу…

 - Где я? – спросил я, чувствуя очевидную качку.

 - На борту дежурной субмарины НИИКа, - сказала Элли. – Ты в нашей реальности, не в своей. Это очень здорово.

 - Нейтральная Территория Пасифика. Пятьдесят пять градусов сорок шесть минут двадцать две секунды Южной Широты и тридцать семь градусов тридцать четыре минуты пятьдесят секунд Западной Долготы, - уточнил Глоби. – Мы в противоположной точке Земного Шара от нашего Центра «Эт Сэтера»…

 - Нас подобрали посреди Тихого Океана, у одного из «тоннелей»…

 - Нас??

 - Сначала тебя, а через несколько дней и я с Глоби вернулась, - Элли смахнула слезу. - Что-то сломалось между мирами… «Тоннели» теперь работают как попало: вход в одном месте, выход в другом… И при перемещении почему-то расщепление происходит – тело в одной вселенной оказывается, прибор в другой, одежда в третьей… Мне повезло: со мной в этот раз ничего подобного не произошло…

Я ничего не понимал. Ни-че-го-шень-ки.

 - Ты меня спас… - прошептала Элли. – Если бы не ты – не видать мне снова Глоби. А без него я никогда в жизни оттуда не вырвалась бы…

 - Откуда – «оттуда»?

 - Ох, не спрашивай… - Элли закрыла глаза.

 - Из Реальности Номер Четыре, - сказал Глоби. – Бррр… Там нас чуть не сожрали… живьём…

Больше всего на свете мне хотелось сейчас, чтобы Элли сидела рядом. И рассказывала бы мне, говорила что-нибудь, болтала со мной – неважно даже о чём. Реальность Номер Четыре… Тоннели между мирами… Тихий Океан… Подводная лодка… «Эт Сэтера»…

Но нас прервал врач.

 - Прошу прощения, Элли… - Я узнал его хриплый бас: тот самый доктор, который вчера (или когда это было?) «приговорил» меня к операции??? Или это другой?!. – У нас совсем нет времени…

Элли зарыдала и отодвинулась. Надо мной нависли лица врача и его ассистентки. Заговорила она – и, конечно же, её звенящий сталью голос я тоже узнал:

 - Илья. У нас плохие новости. Держись.

 - У тебя сломан позвоночник, - продолжил доктор. - От удара о воду. Скорее всего, ты будешь парализован до конца своих дней. Кроме этого… тебя ждёт глубокая кома. Наша наука, увы, пока не умеет это лечить. Прости.

 - Только что мы ввели тебе один мощнейший препарат… Это очень опасно - но нам нужно, чтобы ты хотя бы на время пришёл в себя.

 - Для чего? – пробормотал я одними губами.

 - Чтобы ты сделал осознанный выбор. Сам. Находясь в здравом уме.

 - У нас существует закон об эвтаназии. Знаешь, что это такое?

 - Эвтаназия? – Конечно, я что-то читал об этом. - Добровольное умерщвление?

 - Ты прав. В нашем обществе любой человек может пожелать уйти из жизни. Особенно если есть, так сказать, уважительная причина… Как у тебя сейчас…

 - И мы обязаны выполнить последнюю волю умирающего.

 - Ты можешь сказать «нет». Это твоё священное право. И тогда жизненные процессы в тебе будут поддерживать до самой смерти. Чего бы это не стоило.

 - А можешь сказать «нет». И тогда всё закончится сегодня же. В одно мгновение. Ты даже ничего не почувствуешь. Решать тебе…

Вот оно как…

 - Прошу тебя, не соглашайся, Илья! – Элли плакала навзрыд. – Год, два, пять, десять – и наука что-нибудь придумает! Надо только подождать! Потерпеть!

 - Я б так не смог, - пробормотал Глоби. – По мне так лучше жить короче, но… круче. Чем существовать долго, но бесчувственным камнем…

 - Помолчи, Глоби! Тебя не спрашивают! – крикнула Элли. И даже сердито выключила его. И склонилась надо мной. – Мы тебя не бросим. Я обещаю…

Её слёзы капали мне на лицо. Но я их не чувствовал.

Действительно. Годами лежать живым трупом? И стать для всех – и для неё - обузой? В надежде на призрачное чудо?

Или быть настоящим мужчиной? И решиться-таки оборвать всё сразу - и навсегда? Чтобы никого не мучить и самому не страдать? Кстати, не об этом ли я думал недавно – стоя на крыше?

Что же мне выбрать?..

*****

И  Т. Д. ?

Продолжение следует?

©2020